Статья в журнале «Итоги года 2017»

СТРОИТЕЛЬНО-МУЗЫКАЛЬНЫЕ РАБОТЫ

Андрей Анатольевич Дьячков

Казалось бы, главное – приобрести колокола. Но все оказывается не так просто. Колокола – это только исходный материал для звона, если хотите – «струны» музыкального инструмента, которым является колокольня. Если развесить их кое-как – красивого звучания не будет. О возрождении звонов колоколен мы побеседовали с руководителем Международного центра колокольного искусства Андреем Дьячковым.

— В подспорье звонарю, самостоятельно повышающему квалификацию, вы создали обучающую компьютерную программу.

— Она работает с 2004 года, и актуальна до сих пор. Скачать ее можно на сайтах kolokola.ru и Звонари.рф  В этом году программа обрела второе дыхание благодаря мастеру Виталию Самойлову из Алтая, который создал на ее базе тренажер звонаря. На колокольне много не попрактикуешься, нельзя же звонить целый день. А здесь – надел наушники и упражняйся, сколько хочешь.

— Бывает, что звонаря для храма найти не удается…

— Особенно эта прискорбная ситуация распространена в Сибири, на Дальнем Востоке. Не все приходы могут платить звонарю зарплату: по статистике лишь 5% из выпускников школ звонарей находят для себя постоянную работу. Поэтому, даже если кто-то из прихожан может безвозмездно звонить по воскресеньям, в будни колокольня молчит. Для таких сложных случаев, которых у нас сегодня большинство, мы разработали автоматическую систему управления колоколами. Она устанавливается таким образом, чтобы не помешать ручному звону. Есть звонарь – прекрасно, нет – включаем автоматику. В систему заложены все необходимые канонические звоны.

На колокольне Новодевичьего монастыря

— Вы учите колокольному звону не только в России, но и за ее пределами?

— Мы создали несколько школ звонарей за рубежом: в США, Канаде. В частности, обучили русским звонам сестер греческого женского монастыря в Суроти, созданного прп. Паисием Афонским, а также монахов афонского Ватопедского монастыря. Сильная школа у нас в Финляндии. Там недавно был создан Афонский центр, где будет два монастыря: мужской и женский, окормляемые монахами с Афона. Мы провели в этом центре обучение колокольному звону. Курсы обучения на иностранных языках мы записываем на видео и выкладываем на своих сайтах.

— Для других стран, например, Греции русский колокольный звон не свойствен: они что просто поочередно ударяют в колокола?

Да, наши звоны богатые, яркие, насыщенные, некоторые из них очень сложны по мелодике. Насельники многих обителей стремятся их изучить и применяют у себя. Русский звон – это квинтэссенция бодрого православного духа, в нем сосредоточена вся глубина и радость Православия. Это чисто русское явление, которое принимается как что-то очень близкое и родное всеми людьми, даже теми, кто и в России-то не был.

— Расскажите о наиболее значимых ваших работах за 2017 год.

Подъем колоколов в Высокопетровском монастыре
Подъем колоколов в Высоко-Петровском монастыре

— Мы не делим работы на более и менее серьезные. В месяц у нас бывает около 10 объектов. Интересная работа – возрождение звонов башенных часов Новодевичьего монастыря. Грандиозные работы, связанные с созданием системы управления колоколами, мы провели в Высоко-Петровском монастыре. Сделали несущий металлокаркас для укрепления колокольни, развесили колокола. Эти колокола ранее висели на колокольне, но развеска была не совсем правильной, и колокольня звонила примерно в четверть силы. Потенциал же ее таков, что она может стать одной из лучших в Москве. В Сретенском монастыре мы перенесли старинный колокол с монастырской звонницы на новый храм Новомучеников и исповедников Церкви Русской. Работа небольшая, но знаковая. Наладили звон в кафедральном соборе Калининграда, где, так же как и в Высоко-Петровском, колокола уже были, но из-за неправильного оборудования звонарь мог реализовать лишь десятую часть их возможностей. Работали на звонницах кафедральных соборов Волгодонска, Глазова. Много работ провели в Казахстане, на Украине. На Магадане последние три года происходит мощное возрождение колокольных звонов. В Ямало-Ненецком округе наши специалисты трудились в труднодоступных местах: туда, куда добраться можно только специализированными средствами, доставляли колокола вертолетом. На острове Беринга наш мастер работал при горизонтальном дожде: из-за сильного ветра дождь шел параллельно земле. Представьте, каково там звонарю! Поэтому автоматика там – насущная необходимость. Электронный звонарь не боится ни горизонтального дождя, ни обледенения. В этом году у нас было много работ в дальних регионах: в Забайкалье, на Колыме…

— Вы проводите фестивали звонарей?

— У нас прошел уже четвертый фестиваль колокольного звона «Лето Господне» в Суздале. Мы являемся его соучредителями совместно с администрацией Владимирской области. Для нас очень значим международный фестиваль «Невские звоны», уже третий год проводимый в Александро-Невской Лавре. Учитывая масштабы, число участников и посетителей, это один из самых важных в России колокольных фестивалей.

 

Беседовала Алина Сергейчук

(Издательство — Русиздат)